Энергорынок: с Россией - дружба, но топливо - врозь…

Энергорынок: с Россией - дружба, но топливо - врозь…

Госинспекция ядерного регулирования разрешила «Энергоатому» осуществить загрузку очередной партии топлива производства Westinghouse во второй энергоблок Южно-Украинской АЭС, которое пылилось на площадке станции еще с мая т.г.

Госинспекция ядерного регулирования разрешила «Энергоатому» осуществить загрузку очередной партии топлива производства Westinghouse во второй энергоблок Южно-Украинской АЭС, которое пылилось на площадке станции еще с мая т.г. Таким образом, 2 из 15 энергоблоков, эксплуатирующихся в Украине, будут работать на американском топливе. Это, с одной стороны, ослабляет монопольные позиции России на данном рынке, с другой - усиливает аргументы украинской стороны на переговорах по ценовым параметрам поставок российского топлива в будущем. Вместе с тем, данная победа для «Энергоатома» в перспективе имеет шанс оказаться «пирровой», поскольку россияне могут резко изменить свое отношение в плане предоставления финансирования достройки энергоблоков ХАЭС и строительства в Украине завода по фабрикации ядерного топлива.

До 2008 года российская компания ТВЭЛ фактически являлась монополистом на рынке поставок ядерного топлива для отечественных АЭС. И хотя в разгар потепления украинско-российских отношений в 2010 году ТВЭЛу удалось на долгосрочную перспективу закрепить за собой статус основного «ядерного» поставщика, зерно коммерческого контракта «Энергоатома» с альтернативным поставщиком Westinghouse, реально проросшее только в этом году, существенно подпортило идиллическую картинку для россиян.

Согласно контракту, подписанному еще весной 2008 года, Westinghouse получила право на поставку на украинские АЭС до 2016 года топлива в количестве перегрузок для трех энергоблоков типа ВВЭР-1000 или в целом 630 тепловыделяющих сборок. Иными словами, Украина согласилась на то, что 20% ее атомных мощностей будет обеспечивать топливом альтернативный поставщик, что полностью вписывается в ее Энергостратегию до 2030 года, где зафиксирована в качестве основной цели диверсификация поставок энергоресурса. Безусловно, такое положение вещей шло вразрез с глобальными планами россиян завоевать 25% мирового рынка к 2025 году. Поэтому сейчас вполне логичным выглядит стремление ТВЭЛа всеми доступными методами противодействовать ослаблению своих позиций, в первую очередь, на традиционных рынках (в настоящее время на долю Украины приходится более трети общего объема поставок топлива производства российской компании, в денежном выражении – свыше 600 млн. долл.).

В этом контексте вполне логично допустить, что при принятии решения в пользу американского топлива украинский атомный регулятор испытывал беспрецедентную степень давления извне. Косвенным доказательствами тому служат как предельная растянутость процесса во времени, так и откровенное удивление позицией инспекции, прозвучавшее со стороны руководства «Энергоатома». В ходе рассмотрения вопроса «по сути» президент НАЭК Юрий Недашковский в сердцах даже намекнул, что в качестве арбитра спора между компанией и регулятором могут выступить органы прокуратуры. В конечном итоге, 25 июля позитивное для НАЭК решение было обнародовано. Однако компании оно досталось «немалой кровью». Во-первых, ГИЯР зафиксировала принципиальный запрет эксплуатировать ТВС-W на первом энергоблоке ЮУАЭС. Во-вторых, расширение эксплуатации американского топлива позволено с рядом оговорок, одной из наиболее существенных является обязательство НАЭК предоставить гарантии, что в будущем проблема хранения отработанного топлива Westinghouse будет полностью урегулирована эксплуатантом. А в качестве «пряника» ГИЯР пообещала рассмотреть возможность загрузки ТВС-W в энергоблок №5 Запорожской АЭС.

Как видим, судьбоносное решение принято с ощутимым «скрипом». Хотя, справедливости ради, стоит отметить, что чрезмерная педантичность и волокита регулятора может быть с легкостью им обоснована "пунктиком" повышения требований к безопасности в атомной энергетике на фоне периода «post «Фукусима».

Понятно, что на официальном уровне «Энергоатом» приветствуют данное решение, поскольку компания получает серьезный козырь на переговорах с российскими партнерами.

Как отметила пресс-секретарь НАЭК Наталья Козлова-Прудка, решение является еще одним шагом планомерной политики компании, направленной на диверсификацию поставок ресурса, что отразится как на стоимости, так и качестве приобретаемого топлива.

Ее поддерживает научный сотрудник Института проблем национальной безопасности Ольга Кошарная. Она уверена, что продолжение проекта квалификации ядерного топлива на украинских АЭС теперь уже в рамках коммерческого контракта позволит иметь более выгодную позицию на ежегодных переговорах «Энергоатома» по цене российского топлива.

«Диверсификация однозначно позволяет укрепить позицию Украины на ежегодных переговорах с российским «ТВЭЛом» относительно цены. Более того, этот фактор успел сыграть значительную роль в 2008 году, ведь наибольшая цена на российское топливо фиксировалась именно до подписания этого контракта - в 2007-2008 году», - отметила эксперт.

Между тем, директор Института энергетических исследований Дмитрий Марунич менее оптимистичен в оценках. «За этим, на первый взгляд серьезным, успехом «Энергоатома» в дальнейшем может последовать прагматичная реакция российской стороны. Интерес России к таким разрекламированным украинской властью проектам как достройка блоков Хмельницкой АЭС и строительство в Украине завода по фабрикации может заметно охладеть, как это случилось, например, с Новоконстантиновским рудником », - отметил эксперт.

Действительно, реализация этих проектов в последнее время перешла в вялотекущую стадию. «Энергоатом» до сих пор не может договориться с российским Сбербанком о нормальных для себя условиях кредитования под начало работ по Х3/Х4. А без реальных денег проект «подвис» на уровне меморандумов и намерений и прочего бумажного вороха.

Что касается строительства завода по фабрикации, то даже на стадии проектирования  существуют серьезные задержки по срокам. Россияне, громко заявлявшие о готовности передать Украине технологии, теперь с этим откровенно не спешат. К примеру, ТВЭЛ не пожелал передать напрямую основные данные по технологии украинскому  «УкрНИПИИпромтехнологии» (разрабатывает ТЭО строительства завода по заказу «Ядерного топлива») и тем самым фактически принудил взять в субподрядчики  российский ГИСИ.

Таким образом, опасения экспертов небеспочвенны. Как в дальнейшем будут складываться взаимоотношения украинских и российских «партнеров», покажет время. А пока наличие на отечественном рынке двух поставщиков ядерного топлива становится осязаемым и непреложным фактом.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter