Четверг,
17 августа 2017
Наши сообщества

Генпредставитель «Росатома»: Это будет ядерное топливо made in Ukraine

Тепловыделяющая сборка 2М, фото с официального сайта компании ТВЭЛ
Тепловыделяющая сборка 2М, фото с официального сайта компании ТВЭЛ

Три года прошло с подписания соглашения о строительстве в Украине завода по производству ядерного топлива, который смог бы стать важным элементом энергетической независимости страны, обеспечив украинские АЭС топливом украинского производства. И лишь на минувшей неделе начались реальные работы на стройплощадке будущего завода в Кировоградской области.

Завод совместно строят и оснащают украинский концерн «Ядерное топливо» и российская компания «ТВЭЛ» (входит в госкорпорацию  «Росатом»).

Место для строительства завода выбрано не случайно. Рядом находится крупнейшее в Европе предприятие по добыче и переработке урановой руды - «Восточный горно-обогатительный комбинат». По данным МАГАТЭ, ВостГОК обеспечивает 3,3% мирового производства урана. Однако производить из этого металла конечный продукт – ядерное топливо – Украина пока не может, поэтому отправляет весь свой уран в Россию.

Как раз изменить это положение и должен строящийся завод. Еще в сентябре 2010 года Кабмин утвердил результаты конкурса, по итогам которого российское ОАО «ТВЭЛ» было признано победителем тендера по отбору технологий строительства завода по фабрикации ядерного топлива.  Отечественному  ГК "Ядерное топливо" принадлежит 50%+1 акций завода, российской  "ТВЭЛ" – соответственно, 50%-1.

На сооружение объекта выделено 6,8 га. Предполагается, что численность персонала предприятия составит 377 человек, а срок эксплуатации промплощадки завода – 50 лет.

Ранее озвучивались планы о том, что в 2015 году завод должен приступить к производству ТВЭЛов (тепловыделяющих элементов) и ТВС (тепловыделяющих сборок), а также циркониевых комплектующих и комплектующих из нержавеющей стали, в 2020 году – к изготовлению топливных порошков и таблеток. Общая стоимость строительства завода составит около $450 млн.

Собственно, о том, как идет строительство завода, зачем россияне (до недавних пор – монопольные поставщики ТВЭЛов на украинские атомные станции) согласились на этот проект и что будет с долгосрочными контрактами на поставки ядерного топлива в Украину из России, в эксклюзивном интервью УНИАН рассказал  Генеральный представитель корпорации «Росатом» в Восточной Европе, вице-президент ЗАО «Русатом Оверсиз» Александр Мертен.

- Недавно министр энергетики Украины Эдуард Ставицкий заявил: «в сентябре мы должны приступить к реальному выполнению работ на площадке завода». До этого все было виртуально?

вице-президент ЗАО «Русатом Оверсиз» Александр Мертен
вице-президент ЗАО «Русатом Оверсиз» Александр Мертен

- Нет. Учреждение предприятия в декабре 2011 года, выбор площадки и утверждение ТЭО, а также проведение первой эмиссии в прошлом году – это все начало пути. Дело в том, что для Украины это новый вид деятельности. Следовательно,  нужно было подготовить нормативную базу. Процедуры согласования нужно пройти в Минэнерго, бизнес-план утвердить в Минфине, провести выделение средств украинской части капитала через Верховную Раду.

С момента учреждения предприятия до момента окончания проектных работ, которые уже переданы на экспертизу, прошло не так уж и много времени. Учитывая то, что за это время уже на 80% произведено оборудование для этого предприятия на наших заводах.

- Да, но министр особо подчеркнул — реальные работы.

Когда министр Эдуард Ставицкий говорит о том, что мы в сентябре должны перейти к реальным работам, имеется в виду – к фактическим работам на стройплощадке: копать, забивать столбы, подводить дороги, коммуникации и так далее. Это как раз и называется периодом подготовительных работ. Мы раньше не могли приступить к этому, потому что у нас не был согласован проект подготовительных работ. Теперь он готов, комплексный проект передан в экспертизу. Экспертиза —  это 3 месяца. У экспертизы не было претензий к подготовительному периоду — и нам поэтому выдали положительное заключение. Мы, приняв это положительное заключение, знаем цену, понимаем, какие работы вошли в подготовительный период, имеем возможность выбирать генподрядчика на этот этап.

- Вы сказали, что на 80% оборудование уже готово. За счет каких средств?

- В настоящее время, до момента оплаты этого оборудования заводом по производству ядерного топлива, его производство финансирует «ТВЭЛ». В дальнейшем оно должно быть оплачено нашим совместным предприятием (российско-украинским, - УНИАН) и поставлено на завод в Украину. Стоимость оборудования заложена в проект и технико-экономическое обоснование.

- Как завод будет рассчитываться за оборудование?

За счет собственных средств, которые складываются из средств акционеров и частично – из заемных денег. Все в соответствии с финансово-экономической моделью завода.

- Деньги акционеров — это так называемые эмиссии, за счет которых происходит «накачивание» завода средствами? Это только часть денег?

Да. Конечно. Вообще договоренность между партнерами такая, что 30% всего финансирования этого проекта – за счет вкладов акционеров, а 70% - за счет заемных средств. Это обычная мировая практика, когда банки предоставляют кредиты под те или иные проекты, когда участники проекта вносят как минимум 30% собственных средств в этот проект.

- Когда планируется очередной этап эмиссии средств в завод? Каково конечное значение?

- Отталкиваясь от названного процентного соотношения финансирования предприятия и учитывая то, что у нас весь проект оценивается примерно в 400 млн долл., то, не сложно посчитать, что порядка 120 млн долл. должны внести акционеры в качестве взноса в уставной капитал, остальные средства — заемные.

На сегодняшний день у нас есть уставный капитал, который уже благодаря первой эмиссии наполнен и составляет 20 млн долл., когда каждая из сторон внесла по 10 млн долл. Недавно наблюдательный совет частного акционерного общества «Завод по производству ядерного топлива» рассмотрел вопрос объявления общего собрания акционеров для эмиссии еще на 84 млн долл., т. е. по 42 млн долл. с каждой стороны. Со стороны госкорпорации «Росатом» эти средства уже зарезервированы на счетах «ТВЭЛа». Соответственно мы ждем аналогичного шага со стороны украинского партнера, а для этого нужно решить вопрос о выделении этих средств. В общем, мы надеемся, что до конца 2013 года эту допэмиссию закроем.

Если это происходит, то на первоначальный этап строительства деньги есть. Дальше мы решаем вопрос с заемным капиталом в соответствии с достигнутыми договоренностями. Конечно, будем выбирать те кредитные учреждения, которые выделят средства под будущую продукцию предприятия. Она, в свою очередь, будет обеспечена контрактами с НАЭК «Энергоатомом» по поставкам топлива.

- Какие финансовые учреждения могут выступить в качестве кредиторов?

- Те, которые предложат максимально выгодные для нас условия. Это минимальная ставка по кредиту, максимальная возможность использования денег и наиболее комфортные для нас условия возврата этих денег. Это могут быть украинские коммерческие  и государственные банки. Также могут быть российские коммерческие и государственные банки. В том числе сейчас по предложению министерства энергетики и угольной промышленности рассматривается возможность получения финансирования в соответствии с постановлением Кабинета Министров Украины №404, как социально значимого для региона проекта.  Ведь он инфраструктурный, обеспечивает энергобезопасность Украины. Но самое главное – контролируется украинской стороной.

Мы благодарны украинской стороне за их активную позицию и поиск новых возможностей для стабильного и устойчивого финансирования инфраструктурного проекта. При этом исходим из необходимости первоначального выполнения ранее принятых финансовых обязательств сторон.

- Насколько оправдано строительство завода?

- Так исторически сложилось, что между Россией и Украиной изначально существовали контракты на поставку топлива. При этом мы ни разу не подвели наших украинских партнеров. Таким образом, сложились условия для перевода нашего двустороннего сотрудничества с формата поставок топлива в формат производственной кооперации. При этом и Украина захотела иметь у себя собственное производство. И это вполне оправдано, мы поддерживаем такое желание и готовы развивать производство ядерного топлива совместно с Украиной. На первом шаге этого процесса мы передали в Украину технологии изготовления комплектующих ТВС, они успешно внедрены и освоены, первые комплекты хвостовиков и головок уже пришли в Россию, из которых произведены топливные сборки.

Для Украины проект «Завод», безусловно, оправданный и выгодный, так как страна получит национального производителя тепловыделяющих сборок (ТВС), диверсифицирует поставки топлива и повысит свою энергетическую безопасность. Кроме того, Украина станет самодостаточной с технологической точки зрения, решит комплекс насущных социальных вопросов в регионе расположения завода. Подытожить можно так – Украина полноправно войдет в элитарный клуб производителей ядерного топлива.

- Если задача завода — обеспечить полностью украинские АЭС топливом, что будет с прежними контрактами «Энергоатома» на поставки топливных сборок от компании «ТВЭЛ»?

- Контракты между ОАО «ТВЭЛ» и НАЭК «Энергоатом» продолжат действовать и после вывода завода на проектную мощность – на тех условиях, которые уже согласованы. Прежде всего, завод будет выпускать топливо для реакторов ВВЭР-1000. В Украине есть еще ВВЭР-440, и как раз топливо для блоков с этими реакторами завод не будет производить. Следовательно, как минимум, поставки топлива для этих реакторов в Украину продолжатся.

К тому же, наши контракты станут подстраховкой для завода – не дай Бог, какой-то срыв случится в работе завода. Украина не может остаться без поставок ядерного топлива, поэтому соответствующие контракты между НАЭК «Энергоатом» и ОАО «ТВЭЛ» будут это предусматривать. Одним словом, все, что делается в части обеспечения украинских АЭС топливом — делается по просьбе украинской стороны. И делается так, чтобы Украина ни в коем случае не осталась один-на-один с проблемой в атомной энергетике.

Кроме того, контрактами предусмотрено обеспечение завода компонентами и комплектующими, которые пока еще не будут изготавливаться в Украине до момента локализации их производства здесь в 2020 году.

***Ежегодные закупки ядерного топлива  госпредприятием "Энергоатом", объединяющим все украинские АЭС, у российской компании "ТВЭЛ" составляют порядка 550 млн долл.

- Позволит ли Украине наличие завода по производству ядерного топлива в будущем организовать собственный замкнутый топливный цикл?

- Безусловно, при желании и политической воле Украины. Надстроить передел по обогащению можно будет благодаря реализации проектов в рамках масштабной интеграции атомных комплексов России и Украины. Один из сценариев учитывает создание холдинга с включением в него одного из российских разделительных производств. Время покажет, пока мы занимаемся оценкой инвестиционной привлекательности активов для интеграции.

Что касается других переделов изготовления ТВС, то они, безусловно, будут локализованы в Украине в ранее согласованные сторонами сроки. В этом у нас сомнений нет.

Так что  топливо, изготовленное  на Заводе в Смолино, будет в полной мере made in Ukraine. А то, что будет использован уран, обогащенный в РФ на основе имеющихся долгосрочных контрактов, так это же не плохо. Россия сегодня обогащает уран и производит топливо для многих стран. И эти партнерские отношения работают на долгосрочной основе.

- Завод как предприятие будет свободным в выборе, где обогащать уран?

- Если топливо производится по российским технологиям, на оборудовании, специально подготовленном для производства этого топлива, и «ТВЭЛ» как акционер несет ответственность за весь технологический процесс, то логичной выглядит необходимость использования российского обогащения. Ведь отвечать за всю цепочку производства топлива можно только в том случае, если ты отвечаешь за каждое звено в этой цепочке.

Кроме этого, Украина, являясь участником Международного центра по обогащению урана (МЦОУ), имеет гарантированный доступ к обогащающим мощностям в России. Так зачем же искать что-то на стороне? Кроме того, как я уже говорил, этот вопрос может решаться в рамках интеграции.

Мы можем отвечать только за свое обогащение. И в этой связи, это мое мнение и не официальная позиция, если соблюдать технологию, то она должна соблюдаться во всем. В противном случае – это нарушение технологии, и как топливо потом себя поведет – только одному Богу известно. Яркий пример — поведение топлива Westinghouse в реакторах на Южно-Украинской АЭС.

Если говорить аллегориями, у Аркадия Райкина был яркий номер, когда он выходит в костюме, у которого один рукав короткий, другой длинный. Весь пошит так, что один карман туда, другой — сюда. И он объясняет: у нас на фабрике конвейерный метод распределения труда, один отвечает за пуговицы, другой — за карманы, третий — за рукава и т.д. Лично я отвечаю за пуговицы, у вас к пуговицам претензии есть? Нет, пуговицы пришиты нормально. Тогда вопрос по костюму в целом не ко мне.

Так вот, мы хотим, чтобы «костюм» сидел, как влитой.

***В природном уране доля урана-235 (изотопа, который делится в современных ядерных реакторах) составляет всего около 0,7%, остальные 99,3% занимает пока не используемый уран-238. Этих 0,7% недостаточно для запуска и работы ядерного реактора. Поэтому долю урана-235 необходимо искусственно повысить до 4–5%, иначе говоря, обогатить уран по делящемуся изотопу.

Обогащение урана осуществляется двумя основными методами разделения изотопов: газодиффузионным методом и методом газового центрифугирования. В России,Великобритании, Германии, Нидерландах и Японии применяется метод центрифугирования, при котором газ UF6 приводится в очень быстрое вращение и из-за разницы в массе молекул изотопов происходит их разделение. Более тяжелый газ, с нужным изотопом, «оседает», а затем превращается обратно в металл. В отходах остаётся только 0,2-0,3 % U-235.

- Украина совместно с Россией строит завод, несмотря на то, что российские предприятия по производству ядерного топлива не полностью загружены. Зачем вам это?

- ТВЭЛ – глобальная компания на мировом рынке ядерного топлива. Этот статус требует не только наличия эффективных, безопасных и высокотехнологичных производств в России, но и точек роста и присутствия в  зарубежных странах – в странах наших традиционных заказчиков. В том числе и в Украине.

Создавая такие производства, мы приближаем их к заказчикам, оптимизируем логистику, сокращаем издержки, снижаем себестоимость производимой продукции. Кроме того, мы существенно расширяем линейку производимой и поставляемой продукции и оказываемых услуг. Например, для завода в Украине мы поставим российские технологии изготовления ядерного топлива, нестандартизированное оборудование, обучим персонал для предприятия. Завод для повышения его привлекательности и экономических показателей будет обеспечиваться российскими услугами по обогащению урана. Как видите, преимущества этого проекта для российской стороны неоспоримые.

- А как же на счет диверсификацию источников поставок топлива?

- Мы с пониманием относимся к политике государств – заказчиков ядерного топлива, нацеленной на повышение энергетической безопасности и диверсификацию источников поставок топлива. Завод по фабрикации ядерного топлива в Украине – единственный реальный способ для решения перечисленных вопросов. Все остальные варианты будут сохранять зависимость Украины от внешних поставщиков топлива или отдельных его элементов. Таким образом, завод в Украине органично вписывается и в эту стратегию.

Кстати, что касается загрузки российских мощностей по фабрикации, могу вас успокоить, мы знаем, как замещать «выпадающие» объемы производства, которые будут переданы на украинский завод. Во-первых, у нас самый большой портфель заказов по сооружению новых блоков в РФ и за рубежом. Скажем, в Китае сооружаются 3-й и 4-й блоки Тяньваньской АЭС, в Индии – 1-й и 2-й блоки АЭС Куданкулам.

Все они дислоцируются недалеко от Новосибирского завода химконцентратов (производитель ядерного топлива, - УНИАН). Так что российский завод не потеряет своих компетенций благодаря новым рынкам.

Во-вторых, мы планируем широко присутствовать в новом сегменте – на рынке ядерного топлива для реакторов западного дизайна. Как вы знаете, первый контракт уже подписан, перспективы для коммерциализации этого направления очень широкие. В-третьих, мы активно развиваем сегодня второе ядро бизнеса – направление общепромышленной деятельности. И наконец, в-четвертых, экономика наших производств будет обеспечиваться за счет успешной реализации программ по модернизации и повышению эффективности.

- Существуют ли аналогичные проекты «Росатома» в других государствах?

- В части производственной кооперации мы тесно взаимодействуем с нашими китайскими партнерами, которые, несмотря на наличие одной российской технологии производства ядерного топлива, проявили интерес к другой технологии с более высокими потребительскими свойствами. Китайская сторона внимательно следит за тем, что происходит в мире, за технологическим прогрессом. Наши технологии по производству топлива для реакторов российского дизайна являются сегодня без преувеличения лучшими в мире.

В наших планах есть создание еще ряда фабрикационных производств в зарубежных странах. Главное, чтобы заводы, создаваемые на территориях других государств, были экономически оправданными. Для этого страна-партнер должна обладать внушительным парком реакторов российского дизайна и оставаться приверженной российским технологиям. География потенциальных мест для размещения подобных производств очень широка.

- Какие нормы безопасности заложены в проект завода по производству ядерного топлива? С точки зрения его воздействия на окружающую среду и воздействия окружающей среды на него.

- В Российской Федерации функционируют два предприятия по фабрикации ядерного топлива, которые могут сравниваться с производством,  создаваемым сегодня в Украине. У нас огромный опыт эксплуатации этих производств, одно из которых размещено в Московской области, другое – дислоцируется в Новосибирске. Российские предприятия не оказывают никакого отрицательного воздействия на окружающую среду, радиационный фон никогда не превышал нормативов. Российские предприятия оснащены передовыми технологиями и оборудованием, технологические и производственные процессы постоянно совершенствуются. Одним из приоритетов топливной компании «ТВЭЛ»  является экологическая приемлемость.

Фабрикационный завод в Украине будет отвечать последним требованиям по безопасности, в том числе и экологической. У населения региона размещения завода и Украины в целом не должно быть никаких опасений с точки зрения экологичности создаваемого предприятия. Мероприятия и нормативы по экологической безопасности украинского завода заложены в проектную документацию, а также закреплены в предварительном отчете по безопасности. Они полностью соответствуют законодательным нормативам Украины и отвечают повышенным требованиям к безопасности, которые были разработаны и внедрены в мире после трагедии, произошедшей в Японии на АЭС Фукусима. О конкретных мероприятиях можно будет обстоятельно говорить после завершения государственной экспертизы и утверждения проектной документации.

- Имели место какие-либо инциденты в России с подобными предприятиями, угрожающие как целостности завода, так и жизни людей?

- За продолжительное время работы российских фабрикационных заводов не было выявлено ни одного случая негативного воздействия на окружающую среду и население. Такие случаи исключены. Мероприятия и нормативы, которые проводятся и будут реализованы на украинском заводе, были предметно доведены до населения Кировоградской области в ходе общественных слушаний в контексте выбора и одобрения площадки для размещения завода. Могу напомнить, что наш проект получил 100% поддержку со стороны населения региона.

- «Росатом» имеет какой-нибудь опыт при возникновении внештатных ситуаций на предприятиях подобного типа?

- Еще раз повторюсь, никаких нештатных ситуаций на российских фабрикационных заводах не было. На протяжении длительного времени заводы работают без отклонений и в штатном режиме. Безусловно, для профилактики возможных нештатных ситуаций на постоянной основе проводятся соответствующие проверки и мероприятия для  тренировки и отработки готовности персонала для оперативного реагирования. Аналогичные мероприятия будут проводиться и на украинском заводе. Персонал украинского предприятия пройдет предварительное обучение и переподготовку на российских производственных мощностях.

Артем Белоусов (УНИАН)

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение